Адвокатская тайна что это

Важный материал в статье на тему: "Адвокатская тайна что это". Если в процессе прочтения у вас возникли вопросы - задавайте их дежурному специалисту.

Адвокатская тайна

Адвокатская тайна включает в себя те сведения, которые сообщены адвокату в силу носимого им звания и разглашение которых противоречит интересам лица, их сообщившего.

Адвокатская тайна абсолютна. И это не привилегия адвоката, а иммунитет доверителя, вытекающий из ст. 51 Конституции РФ, гарантирующей не свидетельствовать против себя и своих родственников.

Один из основополагающих принципов адвокатской деятельности — обязанность адвоката хранить профессиональную тайну. Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь клиенту до тех пор, пока между ними не будет достигнуто полного взаимопонимания основанного на абсолютном доверии . В то же время, клиент должен чувствовать абсолютную уверенность и возможность действовать исходя из того, что вопросы обсуждаемые с адвокатом и предоставленная им адвокату информация будут сохранены как конфиденциальные, без каких-либо на то специальных требований или условий со стороны клиента.

Доверие к адвокатуре со стороны общества нельзя записать в текст закона, оно формируется из поведения каждого адвоката в отдельности и всей адвокатуры в целом, призванной служить обществу, оказывая правовую помощь нуждающимся в ней.

Принцип адвокатской тайны установлен законом и, следовательно, является правовой нормой, определяющей в ряде случаев права и обязанности участников процессуальной деятельности при отправлении правосудия. Вместе с тем это процессуальное правило, относящееся прежде всего к адвокатам, имеет глубоко нравственное содержание, что делает его одним из важнейших принципов профессиональной адвокатской этики.

Адвокат должен сохранять конфиденциальность по отношению к любому клиенту, независимо от того является ли клиент постоянным или обращается за оказанием разовой помощи. Адвокат обязан в одинаковой степени сохранять в тайне как сведения, полученные им от клиента, так и информацию о клиенте, предоставленную ему в процессе оказания услуг клиенту. Этическое правило конфиденциальности должно применяться безотносительно к тому факту, что другие лица могут владеть такой же информацией.

Конфиденциальность взаимоотношений адвоката и доверителя, гарантирующая соблюдение адвокатской тайны является публично — правовым принципом и охватывает не только и не столько интересы адвоката и его клиента, а осуществляется, прежде всего, в интересах правосудия, конкретного гражданина, обратившегося к адвокату за юридической помощью, и, в конечном счете, всего гражданского общества.

Важность этого принципа для уголовного судопроизводства состоит в том, что там адвокат является покровителем своего доверителя, его вторым я. Адвокат как бы сливается в одно целое со своим доверителем. Естественно ни один человек не захочет рассказывать свои тайны другому, если будет хотя бы допускать, что они могут стать достоянием иных лиц, тем более, если такие знания могут быть обращены ему во вред обвиняющей стороной.

Сущность адвокатской деятельности держится на абсолютном доверии клиента своему адвокату, основанному на полной уверенности первого, что все сведения, переданные им адвокату, ни при каких обстоятельствах не станут достоянием гласности.

В российском законодательстве адвокатская тайна регулируется следующим образом.

В соответствии с Указом Президента РФ «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» от б марта 1997г. № 188, к сведениям, связанным с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен, отнесена и адвокатская тайна.

Понятие адвокатской тайны и ее содержание дано в статье 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»: «адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю».

Кодекс профессиональной этики адвоката более детально раскрыл это понятие и к таким сведениям относит:

факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

сведения, полученные адвокатом от доверителей;

информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

всё адвокатское производство по делу;

условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Все эти сведения, перечень которых не носит исчерпывающего характера, являются объектом адвокатской тайны.

В действующем российском законодательстве содержатся существенные гарантии для адвокатов, которые позволяют им соблюдать адвокатскую тайну, а доверителю придают уверенность в том, что он может смело делиться с адвокатом своими секретами. Гарантиями защиты тайны доверителя являются следующие законоположения:

1. Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя (ст.6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

2. Адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ст. 56 УПК РФ).

3. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

4. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

5. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается (Ст.6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

6. Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать (Ст. 18 ФЗ от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

Все эти положения действующего российского законодательства создают условия для нормального осуществления правосудия в нашей стране и позволяют гражданам, обратившимся за оказанием юридической помощи к адвокату, абсолютно свободно рассказывать ему о случившемся событии, не испытывая боязни передачи конфиденциальных сведений, чувствовать себя информационно защищенными от незаконного использования этой информации.

В заключение, хотим также отметить еще одно важное этическое правило: доверительные отношения между адвокатом и клиентом не позволяют адвокату использовать какую бы то ни было конфиденциальную информацию, предусмотренную этическими нормами для собственной выгоды или для выгоды третьей стороны, или в ущерб клиенту.

Если у Вас возникли ещё какие-либо дополнительные вопросы относительно адвокатской тайны, или если Вы не знаете, как действовать в той или иной ситуации в отношении сведений, которые должны храниться в режиме абсолютной секретности и составлять адвокатскую тайну, обращайтесь к адвокату за дополнительными разъяснениями.

Читайте так же:  Единовременное пособие при рождении ребёнка

Краснодарская краевая коллегия адвокатов , филиал 18

350020 , г. Краснодар
ул.Брянская, д.6 офис 101

Что такое «персональные данные» и кого защищает адвокатская тайна.

Мы, адвокаты и сотрудники Адвокатского бюро «Щеглов и Партнеры», бережно относимся к персональной информации наших доверителей.

Персональной мы считаем любую информацию, связанную с именем тех, кто обратился к нам за юридической помощью.
Кроме того, мы, как адвокаты (в отличие от юристов, не имеющих этого статуса) обязаны не разглашать сведения, ставшие нам известными во время оказания адвокатской помощи нашим доверителям и подзащитным. А также не имеем право давать показания в качестве свидетелей по обстоятельствам, которые стали нам известными при осуществлении функций защитника или представителя.
Указанная обязанность адвокатов предусмотрена действующим законодательством.
Это правило строго соблюдается всеми адвокатами и сотрудниками нашего Бюро. Для этих целей в Бюро разработан специальный договор о соблюдении режима конфиденциальности и Положение о персональных данных, доверенных Бюро.

Мы считаем своим долгом, довести до сведения тех, кто только решает вопрос о возможности оказания нам доверия, настоящее Положение, с целью ознакомления с политикой Бюро по персональным данным.

Положение о персональных данных, доверенных бюро

Наша политика, связанная с хранением и использованием персональных данных наших доверителей, состоит из следующих основных правил:

  • Необходимость в предоставлении нам максимально полной информации по делу.
    Во время нашей работы по конкретному делу, у нас может возникнуть необходимость использовать личные данные нашего доверителя для наиболее эффективного представления его интересов. Информация, предоставленная доверителем должна быть полной и достоверной. Это позволит нам составить объективную картину по делу и выбрать правильную стратегию и тактику ведения дела. При этом если мы увидим, что какие-то сведения, о которых наш доверитель нам сообщит заранее, могут навредить ему при предъявлении их суду или следствию, мы всегда об этом предупредим нашего доверителя и предостережём его от действий, которые могут ему причинить вред.
  • Безопасность и сохранность информации, доверенной нам.
    Мы понимаем желание наших доверителей убедиться в безопасности и сохранности его персональной информации. Поэтому мы предоставляем нашим доверителям ряд гарантий защиты их личных данных.
  • Наши гарантии заключаются в следующем:

    • Адвокатская этика не позволяет нам разглашать личные данные о наших доверителях, равно как и использовать их для достижения собственных целей. Нарушение адвокатской этики чревато лишением нарушителя адвокатского статуса.

    Закон также запрещает правоохранительным органам и судам допрашивать адвокатов по сведениям, касающимся их доверителей, и ставшим им известными в связи с оказанием помощи представителя или защитника.

    Нашей обязанностью является обеспечить безопасность и недоступность персональной информации наших доверителей. Все документы и бумаги по делам, которые ведут наши сотрудники, хранятся в закрытых сейфах. Офис оснащён системой безопасности, включающей в себя сигнализацию с выводом на пульт дежурного и систему видеонаблюдения. Внутри офиса во время конфиденциальных бесед с доверителями используется специальная аппаратура, препятствующая несанкционированному прослушиванию и записи.

    При необходимости обеспечить режим особой секретности для доверителя при ведении переговоров со своим адвокатом – для бесед предоставляются изолированные кабинеты.

    Личные данные доверителей используются только непосредственно для заполнения документов, заявлений, получения справок и никаких других действий.

  • Мы оставляем за собой право предоставлять личные данные доверителей нашим партнерам (которые также связаны обязательствами сохранения конфиденциальности), но только в том случае, и в тех пределах, которые необходимы для успешного решения поручений наших доверителей.
  • Гарантии независимости адвоката

    I. Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», статья 18.

    1. Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.

    Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии). Указанные ограничения не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем в соответствии с настоящим Федеральным законом.

    Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

    II. Кодекс о профессиональной этике адвоката, статья 6.

    1. Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении тайны. Профессиональная тайна адвоката представляет собой иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации.

    Профессиональная тайна является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

    Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

    Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

    Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:
    — факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;
    — все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;
    — сведения, полученные адвокатом от доверителей;
    — информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;
    — содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;
    — все адвокатское производство по делу;
    — условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;
    — любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

    Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

    Адвокат не может уступить право денежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению кому бы то ни было.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность совместно на основании партнерского договора, при оказании юридической помощи должны руководствоваться правилом о распространении тайны на всех партнеров.

    В целях сохранения профессиональной тайны адвокат должен вести делопроизводство отдельно от материалов и документов, принадлежащих доверителю. Материалы, входящие в состав адвокатского производства по делу, а также переписка адвоката с доверителем, должны быть ясным и недвусмысленным образом обозначены как принадлежащие или исходящие от адвоката.

  • Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на помощников и стажеров адвоката, а также иных сотрудников адвокатских образований.
  • Адвокатская тайна: просто, ясно, без излишеств от адвоката

    Конфиденциальность

    Сохранение тайны клиента является не только профессиональной обязанностью, но и важнейшим нравственным долгом адвокатов.

    Читайте так же:  Возврат товара поставщику

    Поскольку принцип адвокатской тайны установлен законом, то нарушение данной нормы влечет ответсвенность.

    Общий кодекс правил для адвокатов гласит: «Особенность профессии адвоката заключается в том, что он получает от клиента сведения, которые тот не станет сообщать какому-либо другому лицу, а также другую информацию, которую ему следует сохранять в тайне. Доверие к адвокату может возникать лишь при условии обязательного соблюдения им принципа конфиденциальности. Таким образом, конфиденциальность является первостепенным и фундаментальным правом и обязанностью адвоката.
    Адвокат обязан в одинаковой степени сохранять в тайне как сведения, полученные им от клиента, так и информацию о клиенте, предоставленную ему в процессе оказания услуг клиенту.
    На обязанность соблюдения конфиденциальности не распространяется действие срока давности.
    Адвокат обязан требовать соблюдения конфиденциальности от помощников и от любых других лиц, принимающих участие в оказании услуг клиенту.»

    Гарантии сохранения тайны

    Адвокат не имеет права разглашать любые сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи без согласия доверителя. Эта важнейшая обязанность адвоката, закрепленная в законе РФ, — он обязан строго соблюдать адвокатскую тайну, которую составляют сам факт обращения за юридической помощью, а также любые иные сведения, связанные с оказанием адвокатом юридических услуг клиентам.
    В связи с этим адвокат не подлежит вызову и допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или ее оказанием.
    Запрещается прослушивать телефонные и иные переговоры адвоката, обследовать помещения, в которых оказывается юридическая помощь, проводить иные оперативно-розыскные мероприятия, ставящие под угрозу сохранение адвокатской тайны, если отсутствует соответствующее судебное решение.

    Материалы и документы, составляющие досье адвоката по делу, не могут являться доказательствами.

    [2]

    Иммунитет доверителя

    Сохранение адвокатом профессиональной тайны обеспечивает иммунитет доверителя.
    Иммунитет доверителя представляет собой особое правовое состояние неприкосновенности прав и интересов доверителя в связи с обращением к адвокату и получением квалифицированной юридической помощи.
    Соблюдение иммунитета доверителя является важнейшей гарантией реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь.
    В целях обеспечения иммунитета доверителя действующий закон устанавливает для адвокатов ряд запретов:
    — адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, а также занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле;
    — адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия;
    — адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи, без согласия последнего.

    Исключения: на что адвокатская тайна не распространяется

    Государство, обеспечивая обвиняемому право на защиту, заинтересовано в том, чтобы защитник пользовался доверием подсудимого, который мог бы раскрыть перед ним все тайники своего дела, раскрыть все без страха и без оглядки. Подсудимый раскрывает перед защитником не только факты, но делится с ним своими мыслями, переживаниями, своими надеждами и опасениями.

    Возможно ли было бы такое доверие, если не признавать тайны совещания. Разумеется, нет. Каждую беседу с обвиняемым защитник должен был бы начать с предупреждения: “Имейте в виду, что если Вы откроете мне что-либо новое, уличающее Вас, то я об этом молчать не буду”. Не трудно представить себе какое гнетущее впечатление такое предупреждение произведет на обвиняемого – даже на того обвиняемого, который никаких тайн не имеет. Установится ли после этого атмосфера доверия, столь необходимая для правильного проведения любой защиты. Сможет ли понять обвиняемый разницу между теми допросами, которые велись на следствии, и той беседой, которую он может вести со своим защитником. Ощутит ли обвиняемый, что перед ним лицо, на которое государство, организуя правосудие, возложило хотя и одностороннюю, но важную функцию защиты прав и законных интересов обвиняемого.

    Или, может быть, нужно, чтобы адвокат такого предупреждения не делал. Адвокат молча выслушивает обвиняемого, когда тот рассказывает об обстоятельствах, не являющихся тайной, адвокат сохраняет молчание и не перебивает подсудимого и тогда, когда тот начинает излагать факты, уличающие его и не установленные по делу. Что должен делать адвокат в таком случае? Молча выслушивать и постараться все запомнить! Ведь это же придется передать! Или же, может быть, не ограничиваться молчаливым выслушиванием, а начать расспрашивать, узнавать детали, допытываться о мелочах! Ведь надо вооружиться достаточным количеством фактов на тот случай, если обвиняемый начнет отпираться, когда защитник будет его разоблачать! Но это, ведь, обман и предательство. Это неслыханное дискредитирование защиты в глазах всех тех, кто в защите нуждается.

    [1]

    Можно ли здесь рассуждать таким образом: изображенная картина является злом, но злом является и оставление преступника не разоблаченным. Следовательно, надо выбирать из двух зол – меньшее. Но разве можно согласиться с тем, что меньшим злом является дискредитирование защиты, ее унижение, сведение на нет ее значения, лишение ее доверия со стороны обвиняемого, воздвижение стены недоверия, подозрительности, а, следовательно, и антагонизма между обвиняемым и защитником, – по сравнению с тем, что в отдельных, очень редких, случаях преступник останется не разоблаченным и не будет сделана попытка разоблачить его при содействии его адвоката.

    Тот, кто так рассуждает, недооценивает значение защиты, – с одной стороны, и, с другой стороны, недооценивает значение работы следствия и суда, недооценивает всю совокупность сил, средств и возможностей, которыми они располагают для разоблачения преступников, считая, что в работе по разоблачению преступников без такой “помощи” со стороны адвоката не обойтись.*(1)

    А если тайна касается не только подсудимого, но и его укрывшихся сообщников, продолжающих совершать преступления? Кто может заставить адвоката молчать, когда в результате его молчания будут продолжать безнаказанно орудовать преступники, будут грабить, убивать? Сможет ли адвокат утверждать, что он в этой вновь пролитой крови не виновен? Несомненно, следует признать, что на такого рода случаи адвокатская тайна не распространяется, что адвокат не обязан хранить тайну, чреватую такими последствиями. Даже французская адвокатура, очень решительно проводящая начало безусловного соблюдения адвокатской тайны, допускает исключения для тех случаев, когда необходимо предотвратить тяжелые последствия. Молло, придававший большое значение адвокатской тайне, утверждавший, что “вера в святость тайны составляет одно из существеннейших условий адвокатуры”, что “самые законы, учреждая адвокатуру, вменяют адвокату в обязанность соблюдение тайны, без которой немыслима ни профессия, ни ее отправление”, вместе с тем соглашался, что здесь должен быть исключен случай, когда общественное благо требует обнародования тайны. “Под благом общественным подразумевается предотвращение большего бедствия или вреда, имеющего быть причиненным ближнему в случае необнаружения тайны”*(1) .

    Обыски, прослушка, налоговые проверки: как нарушается адвокатская тайна

    Как защитить адвокатскую тайну

    Как нарушается адвокатская тайна

    Адвокаты и правоохранители

    Согласно п. 3. ст. 8 закона об адвокатской деятельности, проведение оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Но на практике вполне возможны и обыски в жилищах защитников, и осмотры занимаемых ими помещений без санкции суда. «Зачастую указанные действия совершаются правоохранителями намеренно – чтобы прочитать, проанализировать и использовать полученную информацию отнюдь не для целей защиты прав гражданина», – объяснила Мальцева. «Чтобы сохранить конфиденциальность сведений, составляющих адвокатскую тайну, адвокату необходимо вести делопроизводство отдельно от принадлежащих доверителю документов и материалов», – считает к. ю. н., адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Юлия Жиронкина. А ФПА даже предписывает адвокатскому образованию разместить компьютер, в котором хранится вся информация о доверителях и их делах, в отдельном помещении с защитой от вторжения; при этом наиболее важные сведения лучше держать на сервере в зашифрованном виде.

    Читайте так же:  По какой формуле ведут расчет рентабельности активов предприятия

    В 2015 году несколько адвокатов обжаловали в судах общей юрисдикции обыски и выемки в их коллегиях. Они не добились успеха и обратились с запросом в Конституционный суд. Тот решил, что обыски адвокатских офисов допустимы, но при этом необходимо четко регламентировать процедуру, чтобы удержать правоохранителей от соблазна выйти за рамки своих задач (см. «Обыск у адвоката: как применить определение КС»). ЕСПЧ тоже высказывался по этому поводу. В деле «Юдицкая и другие против РФ» (жалоба № 5678/06) заявители обжаловали незаконный обыск и изъятие компьютеров в помещении юридической фирмы. ЕСПЧ признал, что постановление о проведении обыска было сформулировано расплывчато и в нем не объяснялось, почему недостаточно обыскать только служебный кабинет одного лица и проверить только принадлежавший ему компьютер. В связи с этим ЕСПЧ сделал вывод о нарушении прав заявителей. «Тем не менее еще случаются обыски у адвокатов, во время которых правоохранительные органы изымают все информацию, в том числе не относящуюся к конкретному делу», – заявила адвокат национальной ЮК «Митра» Алина Зеленская.

    Адвокаты и мобильная связь

    Бывает, при прослушивании телефона подозреваемого перехватываются его разговоры с адвокатом. В 2003 году Мурманская областная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Владимира Дудченко, который подозревался в руководстве организованной преступной группы. В ходе расследования суд дал санкцию на проведение скрытых ОРМ, в том числе на прослушивание телефона Дудченко. Впоследствии выяснилось, что среди перехваченных звонков были и разговоры с защитником. Дудченко обратился в ЕСПЧ, где подтвердили: такие разговоры не могут использоваться в качестве доказательства по уголовному делу (дело «Дудченко против России», жалоба № 37717/05). «Прослушивание и запись разговоров с доверителем стали практически нормой у правоохранительных органов. Известен случай, когда в СИЗО рукописные записи подозреваемого запретили выносить из следственной комнаты, требуя передать их через администрацию, что предусмотрено ведомственными инструкциями», – сообщил Буканев.

    В связи с принятием «закона Яровой», который предписывает хранить все разговоры и переписку россиян, появилась новая угроза для соблюдения адвокатской тайны. «В наше время бешеных скоростей, огромных расстояний, пробок и всеобщего цейтнота далеко не каждый адвокат сможет лично встречаться с доверителем для обсуждения дела и передачи документов. Сейчас для этого повсеместно используются электронные средства связи, которые, к сожалению, никоим образом не защищены от постороннего вмешательства. Причем как преступного, так и вполне законного со стороны спецслужб. Гарантии, что работники спецслужб не получат незаконного доступа к переписке либо переговорам адвоката со своим доверителем, никто не даст», – отметила Мальцева. И хотя критика «закона Яровой» заставила власти перенести сроки его реализации с июля на октябрь 2018 года, эксперты советуют уже сейчас чаще использовать облачные сервисы и мессенджеры, ключи от которых отсутствуют у правоохранителей. А особо ценные данные и документы лучше передавать при личной встрече.

    Адвокаты и банки

    У большинства сотрудников банков есть доступ ко всем операциям клиента. Если клиент работает адвокатом, то эти операции могут быть связаны с его деятельностью и сопровождаться пояснениями цели перевода: например, «на экспертизу по делу № 1720/18» или «за госпошлину от истца Иванова». «А если говорить об иностранных доверителях или субподрядчиках, то банку доступны и инвойсы (счета-фактуры), и акты. Действующее законодательство не дает адвокатам эффективных инструментов, которые позволили бы исключить эту ситуацию полностью», – сообщила управляющий партнер АБ «Юсланд», адвокат Елена Легашова.

    Является ли это нарушением адвокатской тайны? Большинство юристов сошлись на том, что не является. «Соответствующая информация защищена банковской тайной и не подлежит произвольному раскрытию, а требование конфиденциальности связывает в равной мере всех сотрудников кредитной организации», – отметила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. «Законодательством не предусмотрена процедура передачи сведений, составляющих банковскую тайну, между ее сотрудниками. Значит, банк должен сам контролировать взаимодействие между сотрудниками, именно на нем лежит обязанность по созданию системы, гарантирующей неразглашение банковской тайны», – считает Макарова. При этом Легашова посоветовала не указывать сведения, конфиденциальность которых целесообразно сохранить.

    Адвокаты и налоговая

    ФНС вправе требовать от адвокатов и адвокатских образований сведения, которые необходимы для оценки налоговых последствий, заключаемых с клиентами сделок (№ 451-О-П). Эти сведения составляют налоговую тайну и защищаются от разглашения в силу закона. Например, в деле «Бриту Ферринью Бешига Вилла-Нова против Португалии» (жалоба № 69436/10) заявительница-адвокат не уплатила НДС с полученных гонораров и получила из налогового органа запрос о представлении выписки с ее личного банковского счета. Она отказалась это сделать, сославшись на профессиональную и банковскую тайну. ЕСПЧ пришел к выводу: решение этого вопроса требовало консультации с коллегией адвокатов, что не было обеспечено национальным судом. В связи с этим ЕСПЧ признал нарушение и присудил компенсацию.

    Когда госорганы в пределах своей компетенции требуют от банков предоставить информацию, которая составляет адвокатскую тайну, адвокатская тайна трансформируется в налоговую. «Налоговые органы вправе запрашивать информацию по счетам и вкладам, а также выписки по операциям. Поэтому целесообразно ввести отдельную форму для предоставления таких запросов, в которых бы содержались лишь обобщенная информация о назначении платежа и сумма,» – считает Зеленская.

    Адвокаты и терроризм

    Легашова рассказала: одним из самых спорных изъятий из режима адвокатской тайны считается вопрос об исполнении ст. 7.1 закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Так, если у адвоката есть подозрения, что осуществляемые им по просьбе клиента операции направлены на отмывание преступных доходов или финансирование терроризма, он обязан уведомить об этом Росфинмониторинг. Совет ФПА даже рекомендовал всем адвокатам зарегистрировать на сайте этого ведомства личный кабинет (решение ФПА от 04.12.2017). «Безусловно, адвокат не должен участвовать в сомнительных операциях, совершаемых доверителем. В случае появления обоснованного сомнения адвокат вправе отказаться от принятого поручения по гражданскому делу. В тоже время возложение на адвоката функций контроля за деятельностью своего доверителя входит в противоречие с обязанностью соблюдать адвокатскую тайну. При возникновении конфликта норм приоритет должен отдаваться закону об основах адвокатской деятельности», – считает адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Андрей Цибульский.

    Читайте так же:  Пенсия в россии средний размер, низкая и максимальная пенсия

    Адвокат вправе направлять в органы госвласти, местного самоуправления, общественные объединения и иные организации адвокатский запрос (ч. 1 ст. 6.1 закона об адвокатской деятельности). «При адвокатском запросе по установленной форме происходит доступ третьих лиц к адвокатской тайне, и он становится возможен даже без судебного контроля, то есть не судья решает, можно ли третьим лицам получить доступ к тайнам доверителя. Может сложиться ситуация, когда постепенно адвокатская тайна перестанет быть тайной, а адвокат будет не способен оказать квалифицированную юридическую помощь, что не соответствует положениям ст. 48 Конституции РФ», – считает старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева.

    Недавно Минюст разработал проект приказа, который упрощает требования к форме и порядку оформления адвокатского запроса. Если его примут, указание в адвокатском запросе данных лица, в интересах которого действует адвокат, будет необходимо только в случае согласия доверителя. Кроме того, не потребуется обоснования получения запрашиваемых сведений (см. «Минюст исправит форму адвокатского запроса»).

    Адвокатская тайна

    В русском языке слово «тайна» имеет разные смысловые значения: «кто чего не знает, то для него тайна; все скрытое, неизвестное, неведомое», а также «нечто скрытно хранимое, что скрывают от кого-либо с намерением, таят». Очевидно, что уголовно-правовой смысл имеет только второе значение. Сведения должны быть известны или доверены узкому кругу лиц. При этом основанием известности сведений тому или иному лицу может быть профессиональная или служебная деятельность, брачно-семейные отношения и т.д. Общим для всех видов конфиденциальных сведений является тот факт, что свободный доступ к ним ограничен в силу предписаний федерального законодательства. Разглашение сведений следует понимать как получение информации (письменно, устно) посторонним лицом, не имеющим права доступа к этим сведениям. Адвокатской тайне посвящена ст. 8 Закона об адвокатуре, наиболее емко отражающая содержание этого понятия, которая гласит:

    • 1) адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю;
    • 2) адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;
    • 3) проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

    Предметом адвокатской тайны являются:

    • — сам факт обращения доверителя к адвокату, характер и содержание оказанной ему юридической помощи;
    • — любые сообщенные адвокату сведения из личной семейной, интимной, общественной, служебной, хозяйственной и иной сфер деятельности доверителя (использование этих сведений в ходе адвокатской деятельности допускается только с согласия доверителя);
    • — любые документы, личные записи доверителя и иные письменные аудио- и видеоматериалы, информация на электронных носителях, полученные от доверителя или иным способом в связи с оказанием юридической помощи;
    • — сведения, полученные адвокатом в результате его участия в закрытых судебных заседаниях, за исключением содержания судебных актов, подлежащих публичному оглашению;
    • — принадлежность доверителя к формальным и неформальным профессиональным, религиозным, общественным и иным объединениям граждан;
    • — любые другие сведения, связанные с оказанием юридической помощи, несанкционированное распространения которых может нанести вред законно охраняемым правам и интересам доверителя, адвоката и других лиц.

    Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством РФ.

    Однако определение термина «адвокатская тайна» по-прежнему неоднозначно и вызывает полемику. М. С. Строгович считал этот термин неудачным: «Суть вопроса не в тайне адвоката, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату все, что он считает нужным, без опасения, что сказанное будет обращено во вред обвиняемому». И. Л. Петрухин обозначает адвокатскую тайну выражением «тайна судебного представительства», поскольку судебная защита — разновидность представительства1. Известно выражение М. Ю. Барщевского: «С того момента, как гражданин переступил порог офиса адвоката, все дальнейшие события — адвокатская тайна. Сам факт обращения к адвокату — уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации — это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, а кто-либо из его родственников, с которыми впоследствии никакого соглашения о ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным — вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения суть адвокатская тайна».

    Определение КС РФ от 06.07.2000 № 128-0 исключает возможность разглашения сведений о фактах, ставших известными адвокату в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений.

    Указ Президента РФ от 06.03.1997 № 188 утвердил Перечень сведений конфиденциального характера. К ним, среди прочего, также отнесены сведения, составляющие адвокатскую тайну.

    Адвокат обязан учитывать позицию подзащитного, желание сохранить в тайне как благоприятные, так и неблагоприятные сведения.

    Защитник не имеет права сообщать — никому и нигде — сведения о преступлении, о личной жизни подзащитного или обратившегося за юридической помощью, сведения, полученные из материалов дела, и т.д. Адвокатский гонорар или мотивы отказа принять поручение также, по нашему мнению, относятся к адвокатской тайне.

    При равенстве сторон, единстве цели защиты прав и свобод личности ответственность за разглашение конфиденциальной информации лежит только на одной из сторон.

    Сегодня нарушивший обязанность молчания адвокат совершает грубый проступок и ставит под сомнение свой профессионализм и отношение к корпорации адвокатского сообщества.

    Может ли адвокат поделиться тайной судебного представительства со своими коллегами-адвокатами? Нам представляется, что не может. Ведь обвиняемый доверил свою тайну конкретному защитнику, который обязан хранить ее. В течение какого времени адвокат обязан это делать? Мы считаем, что бессрочно. Даже после смерти клиента необходимо согласие правопреемников на ее разглашение. Целесообразно было бы хранить все документы, дела, досье, содержащие адвокатскую тайну, под грифом «конфиденциально» как реквизит, свидетельствующий о закрытости сведений, содержащихся в их носителе.

    Вправе ли адвокат разглашать тайну в интересах обвиняемого, но вопреки его желаниям? Закон на этот вопрос отвечает однозначно — нет, не вправе. Конечно, подзащитный может ошибаться, но адвокат должен действовать при помощи убеждений, разъяснений, а не путем разглашения тайны.

    И наконец, самый сложный вопрос. Большая часть юристов допускает возможность разглашения адвокатской тайны только при одном условии: если клиент сообщает адвокату о готовящемся опасном преступлении, которое еще можно предотвратить. Если допустить, что замышляется кража или мошенничество, вправе ли адвокат в таких случаях доносить на своего клиента? Нам предоставляется, что это невозможно. В настоящее время можно допустить гипотетически ситуацию, при которой недобросовестный адвокат, имеющий финансовые разногласия с клиентом и по закону не имеющий право самостоятельно отказаться от выполнения своих обязанностей, дает показания в качестве свидетеля о сведениях конфиденциального характера, ставших ему известными в процессе выполнения обязанностей защитника, таким образом устраняется от участия в деле и наказывает строптивого клиента. Ответственность за подобного рода действия законодательством не предусмотрена. Даже возможность существования подобной ситуации наносит непоправимый вред для нормального функционирования адвокатского сообщества.

    Невозможно оправдать злоупотребление адвоката доверием, и правила крайней необходимости не имеют отношения к запрету доносить на подзащитного. Прав был Э. Бенедикт, писавший, что «адвокат, перешедший на роль свидетеля, лишает обвиняемого его последней опоры, данной ему законом в лице защиты, то, что должно служить ему, обращается против него же».

    Читайте так же:  Отпуск как правильно рассчитываются выплаты отпускных

    Адвокат должен довести до сведения клиента принцип неотвратимости наказания, предупредить его о возможных последствиях, а в случае, если они наступили, — принять все меры по защите интересов своего клиента.

    Принципиальный момент в отношениях адвоката и клиента — доверие. От этого во многом зависит качество защиты на процессе. Но степень доверия непосредственно связана с правом и возможностью хранить тайну. Неопровержимая истина — без защищенного законом адвоката нельзя всерьез говорить о престиже правосудия, а где адвокатура, там и адвокатская тайна. «Вера в святость адвокатской тайны составляет одно из существенных условий адвокатуры».

    С гордостью писал П. В. Макалинский, оценивая деятельность дореволюционной Санкт-Петербургской присяжной адвокатуры: «Мысль о святости профессиональной тайны настолько внедрилась в правосознание нашей адвокатуры, что примеров явного нарушения священного долга адвоката, к чести сословия, до сих пор не наблюдалось».

    Дискуссию на предмет возможности разглашения адвокатской тайны, как нам видится, необходимо переводить из плоскости — «возможно разглашать или нет» в плоскость — «невозможно ни при каких обстоятельствах», а основным вопросом дискуссии должна быть мера ответственности. Форма ответственности, ее регламентация — предмет отдельной дискуссии, выходящий за рамки данной работы.

    Как показал анализ практики применения Закона об адвокатуре, органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и следственными органами допускаются существенные нарушения положений законодательства, направленного на обеспечение адвокатской тайны. Нарушаются закрепленные в ст. 48 Конституции РФ права граждан на квалифицированную юридическую помощь. Следователи пытаются допрашивать адвокатов в качестве свидетелей по уголовным делам, составлять процессуальные документы, фиксирующие результаты следственных действий с их участием, в действительности не проводившиеся и т.п. Эти действия являются грубым нарушением положений ст. 8 Закона об адвокатуре и нередко преследуют цель не допустить того или иного адвоката к осуществлению защиты по уголовному делу.

    В Законе об адвокатуре четко определены понятие и правовой режим обеспечения адвокатской тайны, как любых сведений, связанных с оказанием юридической помощи адвокатом своему доверителю, а также виды деятельности адвоката, в процессе осуществления которой сохраняется адвокатская тайна.

    Для эффективного соблюдения адвокатской тайны рекомендуется обязательное хранение полученных от доверителей документов и иных письменных материалов и электронных носителей с информацией, а также записей адвоката и доверителей, относящихся к оказанию юридической помощи, в соответствующих папках, имеющих надписи: «Адвокатское производство — содержащиеся сведения составляют охраняемую законом адвокатскую тайну и не могут использоваться в качестве доказательств обвинения». Документы, предметы и иные сведения необходимо отмечать соответствующими надписями (наклейками) и хранить в сейфах или специальных боксах, имеющих надпись: «В боксе содержатся сведения, составляющие охраняемую законом адвокатскую тайну». В случае нарушения установленных запретов законодателем предусмотрено исключение из числа доказательств по делу тех фактических данных, которые добыты в ходе оперативных и следственных действий. Однако подобное возможно, как указано в п. 3 ст. 8. Закона об адвокатуре, только при условии, что такие сведения, предметы и документы входят в производство адвоката по делам его доверителей. Исключением из этого правила являются орудия преступления, а также предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством РФ.

    Как же должен защищать свою работу с клиентом адвокат перед квалификационной комиссией, члены которой обязательствами по неразглашению адвокатской тайны не связаны, если клиент своего согласия на разглашение адвокатской тайны не давал. В данной ситуации на лиц, имеющих доступ к материалам дисциплинарного производства, распространяется обязанность по сохранению профессиональной тайны (ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката). Кроме того, адвокату без согласия доверителя предоставлено право использования сведений, относящихся к предмету адвокатской тайны, для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству (п. 4 ст. 6 Кодекс профессиональной этики адвоката), а для всех лиц, участвующих в дисциплинарном производстве, существует прямой запрет на разглашение его материалов (п. 3 ст. 26 Кодекс профессиональной этики адвоката).

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Также следует отметить, что Минздравом России издан приказ от 16.03.1999 № 83 «О перечне медицинских противопоказаний для осуществления работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну, к которым относятся: хронические и затяжные психические расстройства с тяжкими стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями; психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ: синдром зависимости от алкоголя (третья стадия) с признаками резидуальных и отсроченных психических расстройств; синдром зависимости, развивающийся вследствие употребления наркотических средств или психотропных веществ». Эти же ограничения должны применяться при доступе к адвокатской тайне, в то время как закон предусматривает лишь недееспособность или ограниченную дееспособность, которая установлена в соответствующем порядке.

    Источники


    1. Зайцев, А. И. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О судебных приставах» / А.И. Зайцев, М.В. Филимонова. — М.: Ай Пи Эр Медиа, 2014. — 128 c.

    2. ашов, А. И. Правоведение. Учебник для вузов / А.И. Балашов, Г.П. Рудаков. — М.: Питер, 2015. — 544 c.

    3. Хаин, В.Е. История и методология геологических наук. Гриф УМО по классическому университетскому образованию / В.Е. Хаин. — М.: Академия (Academia), 2012. — 409 c.
    Адвокатская тайна что это
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here