В нефтяной отрасли увеличат налоги

Важный материал в статье на тему: "В нефтяной отрасли увеличат налоги". Если в процессе прочтения у вас возникли вопросы - задавайте их дежурному специалисту.

Минфин назвал безальтернативным повышение налогов на нефтяную отрасль

Министерство финансов РФ назвало безальтернативным повышение налогов на нефтяную отрасль для компенсации льгот «Роснефти» и «Газпром нефти». Ведомство просто не видит другого выхода, заявил «Интерфаксу» директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазанов.

«Это действительно наше предложение. Оно связано исключительно с принятым решением о новой льготе для Приобского месторождения. Цена этой льготы – 60 млрд рублей в год (при цене нефти в диапазоне 55-60 долларов за баррель). При этом на долю ФНБ из них придётся 28 млрд рублей, в то время как на базовые доходы бюджета – 32 млрд рублей», – объяснил А. Сазанов

По его словам, речь идёт о доходах, которые в бюджете уже заложены как средства финансирования национальных проектов. «Их нельзя просто отдать, нужно искать компенсацию, чтобы в полном объёме была возможность финансировать уже учтённые в бюджете расходные обязательства. Мы ищем источники компенсации, и повысить НДПИ на попутный газ – один из них. У нас нет другого выбора», – заявил он.

В начале августа стало известно, что президент России Владимир Путин согласился предоставить льготы «Роснефти» и «Газпром нефти», которые разрабатывают соответственно северный и южный участки Приобского месторождения. Они получат льготы за счёт вычетов из НДПИ в течение десяти лет с 2020 г. в размере 46 млрд руб. в год для «Роснефти» и 13,5 млрд руб. в год – для «Газпром нефти». В «Роснефти» оценили прирост добычи на Приобке за весь срок действия льгот в 70 млн тонн нефти, а дополнительные налоговые поступления в бюджет – в 660 млрд руб.

Налогообложение нефтяного комплекса: тенденции развития

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Игры с затратами: к чему приведет изменение налогообложения нефтяной отрасли

Систему налогообложения нефтяной отрасли в России продолжает лихорадить: не проходит и года, чтобы не обсуждались какие-либо кардинальные ее изменения (под параллельные декларации о необходимости обеспечить «стабильность» налогообложения). Многие из них реализуются: в последние годы отрасли пришлось пройти через «налоговый маневр». Следующая на очереди — продвигаемая Минфином многие годы идея введения налога на дополнительный доход от добычи углеводородов (НДД), который министр финансов Силуанов на Гайдаровском форуме пообещал ввести уже в ближайшее время. В последних версиях его называли «налогом на финансовый результат», однако аббревиатура НДД устоялась за много лет дискуссии, поэтому для понимания проще использовать именно ее.

Суть НДД в том, чтобы от не вполне оптимальных сегодняшних налоговых инструментов — налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортных пошлин — перейти в буквальном смысле слова к налогообложению сверхприбыли от добычи и продажи нефти. То есть идея такая: мы примерно знаем ваши издержки, а всю прибыль, которую вы получаете сверх некоей «нормальной» величины, отдавайте в бюджет. Вроде как это справедливее и механизма экспортных пошлин (которые вообще являются анахронизмом и нигде в мире не применяются в таких масштабах), и НДПИ, который, как считается, сложно дифференцировать по условиям добычи, а вот прибыльность месторождений якобы является более оптимальным индикатором, позволяющим выйти из непрозрачного лабиринта дебатов о критериях дифференциации и льготирования месторождений. Льготы и понижающие коэффициенты, как утверждается, более непрозрачный и коррупционный механизм, чем прибыль, полученная от эксплуатации месторождения. Есть лишняя прибыль — забираем. Нет лишней прибыли — нечего забирать — вот вам, по сути, и естественная льгота. Универсальный механизм.

В теории — да. Однако на практике все это разбивается об одно простое соображение. Если НДПИ и экспортные пошлины — по сути, вмененные налоги, то в случае с НДД есть одна переменная, которая находится непосредственно под контролем компаний — это издержки. По сути, НДД — налог на эффективных операторов месторождений, и наоборот, дающий послабления тем, кто издержки раздувает. Хотите платить меньше налога? Увеличиваете издержки — и все.

В этом плане приводимые Минфином аналогии с Великобританией или Норвегией, где действует похожая схема налогообложения, абсолютно нерелевантны. В этих странах высоко развита культура корпоративного управления, в рамках которой акционеры реально контролируют то, что происходит в компаниях, и за занижение прибыли могут устроить своему менеджменту неприятные дни. Таким образом, на компании действует сразу два мощных стимула не завышать издержки ради экономии налога — не только контроль со стороны налоговых органов, но и контроль со стороны акционеров. Причем второй стимул, по сути дела, жестче и больнее, чем первый.

Ничего подобного в России нет. В госкомпаниях основной собственник — государство — вообще не в состоянии разобраться, что там внутри происходит, и даже частные структуры не являются полноценными публичными компаниями западного образца. По сути, они контролируются менеджментом, роль миноритарных акционеров там вторична, и особых прав у них нет. А у менеджмента всегда есть возможность вывести лишнюю прибыль в аффилированные компании-подрядчики и на бумаге показать налоговой инспекции, что «денег нет». Доказать, что те или иные «услуги сторонних организаций» были не нужны, — сложное дело. Конечно, наша налоговая настолько креативна, в состоянии что-то доначислить даже на несовершенные транзакции и неполученный доход, однако тут мы уже переходим в совсем неправовую плоскость — увы, введение НДД с большой степенью вероятности приведет к неминуемому росту напряженности по поводу его администрирования, спорам о том, что можно и нельзя относить на «себестоимость», налоговым рейдам, маски-шоу, судам и так далее.

[2]

То есть прибыль нефтяных компаний — абсолютно манипулируемая величина. Ну допустим, вы введете НДД только для месторождений-пилотов, избегая пока проблемы трансфертного ценообразования. Но навязать там дополнительные услуги связанных подрядчиков, выводя в них прибыль и уменьшая налогооблагаемую базу, — плевое дело.

[1]

Сейчас для минимизации этой проблемы предлагается ввести некий потолок издержек — что-то вроде 9500 рублей за тонну, или чуть выше 20 долларов за баррель. Однако это все равно сильно выше текущих издержек, и искусственно наращивать затраты при таком потолке есть куда.

Читайте так же:  Сопроводительное письмо к акту сверки взаиморасчётов

Да и в целом с точки зрения экономической мотивации введение НДД выглядит глуповато. По сути дела, это налог на тех, кто в поте лица боролся за эффективность и снижал издержки — вы все сэкономленное отдадите государству. А тот, кто, наоборот, тратился на лишние погонные метры, занимался бессмысленным бурением и делил откаты с подрядчиками, — получает бонус и оставляет прибыль себе. Странная система.

То есть ее вообще вряд ли имеет смысл обсуждать до тех пор, пока в России не произойдет революция в сфере корпоративного управления, все нефтяные компании не станут реально, а не формально публичными (когда у вас не просто какое-то небольшое количество акций обращается на бирже, а вы реально контролируетесь большим числом независимых акционеров и менеджмент полностью им подотчетен) и так далее.

Но даже если такое случится (хотя нам до этого как до Луны), то широко тиражируемые Минфином мировые примеры применения похожей системы налогообложения вряд ли можно считать успешными. Чаще всего в качестве модельных стран фигурируют Британия и Норвегия. Но именно там в последние годы имело место катастрофическое сокращение нефтедобычи: в Норвегии она сейчас упала более чем на 40% к уровню 2000 года, в Британии — на 65% (!). В Британии спецналог на прибыль нефтяных компаний (petroleum revenue tax) еще в 1993 году прекратили применять в отношении новых месторождений, потом снизили с 50% до 35%, в последнем бюджете вообще обнулили. Месторождения на шельфе Северного моря сейчас массово бросают, не вырабатывая остатки, ожидается, что в ближайшее десятилетие там закроется порядка 150 платформ. Конечно, ключевой вклад внесло падение цен на нефть, однако в условиях маржинальной доходности любой фактор имеет значение. В этом плане налоговая система, выискивающая «сверхприбыли» и стимулирующая завышать издержки, точно не помогает.

Аналогия с Россией прямая — вы знаете, как высока у нас доля выработанных старых месторождений с растущими издержками добычи. НДД, по сути дела, подстегнет процесс падения эффективности их эксплуатации — всю дополнительную выгоду от экономии издержек получит бюджет. Компаниям выгоднее будет просто бросать там работу. Это одна из причин, почему сегодня введение НДД обсуждается только в отношении новых месторождений, а на старых (дающих основной вклад в добычу) продолжит действовать старая система. Две разных системы налогообложения одновременно — вам не кажется это чрезмерным усложнением ситуации.

Честно говоря, по всем этим причинам необходимость и целесообразность введения НДД лично мне была глубоко непонятна еще со второй половины 1990-х годов, когда она впервые всплыла в правительстве (например, глава об НДД была включена в состав проекта второй части Налогового кодекса, внесенного правительством в Госдуму в апреле 1997 года; в итоге законопроект об НДД рассмотрен не был). Уже тогда многие старались по-тихому эту тему спустить на тормозах, понимая, что как минимум в российских реалиях корпоративного управления она не сработает. У меня такое ощущение, что в список нынешних представлений Минфина эта тема просто перекочевала из старых предложений без особого размышления о ее эффективности.

Определенный смысл в обсуждаемых изменениях, конечно, есть, тут стоит выделить два момента. Первый — экспортные пошлины, которые по сути сегодня выполняют функцию того самого изъятия сверхприбыли, нужно, конечно, отменять. Их применение не вполне соответствует принципам международной торговли, они направляют огромный денежный поток через таможню, который нужно бы оттуда уводить просто из элементарных антикоррупционных соображений, и т. д. Однако в ходе «налогового маневра» был же задан правильный в принципе вектор — постепенно отменять их, переводя всю налоговую нагрузку в НДПИ.

Вторая проблема как раз связана с самим НДПИ. За 15 лет после его введения власти так и не смогли обеспечить введения обещанной изначально системы дифференциации этого налога по условиям добычи и расположения месторождений. Дифференциация подменяется сегодня торгом по поводу индивидуальных льгот, открывающим поле для коррупции и фаворитизма. Собственно, НДД вроде как и призван вырваться из этой паутины спора о льготах для конкретных месторождений под соусом налогообложения более «объективного» показателя — прибыли.

Но в российских условиях, как мы уже выяснили, это не есть объективный показатель. А вот почему нельзя дифференцировать НДПИ по месторождениям — для меня это, честно говоря, остается загадкой на протяжении долгих лет. В России порядка 3,5 тысячи месторождений и 160 тысяч скважин. Мы живем в цифровом XXI веке, когда можно паспортизировать все это дело буквально за полчаса — вводятся же у нас гораздо более сложные системы налогового администрирования типа «Платона» или ЕГАИС с сотнями тысяч субъектов бизнеса. Есть понятные и много раз обсужденные критерии дифференциации — плотность, вязкость, сера, парафины, обводненность, выработанность, удаленность от рынков сбыта. Оборудовать скважины верифицированной системой учета продукции. По алкоголю же такие счетчики внедрили, не говоря уже о других сферах.

Довольно трудно понять — а что сложного в том, чтобы разработать матрицу дифференциации НДПИ по такому счетному количеству объектов и исходя из таких не очень сложных условий. И почему этого так и не удалось сделать за 15 лет. Ответ в общем понятен: это та самая пресловутая неэффективность нашей системы управления, которая не в состоянии заставить свои собственные ведомства делиться информацией, не в состоянии проявить политическую волю и сформировать понятную матрицу налогообложения месторождений, пробить ее через заросли опутавших правительство специальных интересов (некоторые компании ведь у нас напрямую открывают дверь ногой к президенту).

Читайте так же:  Как снять квартиру, чтобы не обманули мошенники все известные приёмы обмана

По идее ведь решение простое: НДПИ — работающий налог, нужно просто проявить волю и правильно его дифференцировать (что вообще-то надо было делать еще на начальной стадии его введения, иначе не было бы такого падения добычи на выработанных месторождениях, как сегодня). Отменить экспортные пошлины. И ни в коем случае не вводить такой спорный инструмент, как налог на «дополнительный финансовый результат», абсолютно манипулируемую величину.

В общем, если Минфин все же добьется введения в нефтяной отрасли НДД, это не может окончиться ничем, кроме как оглушительным провалом.

Налогообложение нефтегазовой отрасли

Налоговый маневр — обнуление экспортной пошлины на нефть и замена ее налогом на добычу полезных ископаемых. Инициирован Минфином для балансирования доходов госбюджета в рамках ЕАЭС. Стартовал в 2015 году, приостановлен в 2017 году из-за несовпадения позиций Минфина и Минэнерго, а также критики со стороны нефтедобывающий компаний.

4 июня 2018 года правительство РФ согласовало общие параметры налогового маневра в нефтяной отрасли. Налоговый маневр вошел в завершающую стадию.

В рамках налогового маневра планируется внести поправки в Налоговый кодекс РФ и ряд федеральных законов, согласно которым будут обнулены экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты наряду с повышением налога на добычу полезных ископаемых, нефти и газового конденсата (НДПИ). Эта мера, по расчетам правительства, позволит привлечь в бюджет порядка 1,6 трлн рублей. При этом снижение пошлин предполагается осуществлять поэтапно, на 5 процентных пунктов ежегодно, начиная уже с 2019 года.

Критики проекта замечают, что налоговый маневр повлечет за собой рост цен на топливо внутри РФ. Во избежание этого правительство рассчитывает использовать механизм сглаживания колебаний цен на нефтепродукты с помощью «возвратного» (отрицательного) акциза на нефть для НПЗ с 2019 года. А д о 1 января 2019 года снижены (и не будут повышаться, как планировалось ранее) топливные акцизы.

Почему не надо повышать налоги только на «нефтянку»

Минфин готовится увеличить налоговую нагрузку на нефтяную отрасль. Как заявил Антон Силуанов, «при нынешних ценах на нефть система налогообложения как раз в пользу нефтяников, а не в пользу бюджета» и предложил сократить вычет по НДПИ на нефть — с $15 до $7,5 за баррель.

По нашим оценкам, фактически это означает увеличение эффективной ставки НДПИ на $22,4 за тонну добытой нефти. Такое решение приведет к дополнительному увеличению налоговых сборов с нефтяной промышленности примерно на $12 млрд — около 930 млрд рублей по текущему курсу. В прошлом году отрасль заплатила около 4,7 трлн рублей «специальных» налогов — НДПИ и экспортной пошлины на нефть/нефтепродукты.

Поэтому решение о снижении вычета по НДПИ будет означать усиление налоговой нагрузки для отрасли примерно на 20%.

Логика Минфина понятна. Действующий закон о бюджете на 2016 год был рассчитан исходя из прогнозной цены на нефть Urals в $50 за баррель и курса доллара в 63,3 рубля. В этом случае закон о бюджете предполагает достижение дефицита в 3% ВВП. Цены на нефть ниже этого уровня будут означать увеличение бюджетного дефицита. К сожалению, для Минфина снижение цены на нефть не полностью «компенсируется» ослаблением курса рубля, несмотря на популярность представлений о «постоянной» рублевой цене на нефть. При снижении нефтяных цен рублевые нефтегазовые доходы бюджета также снижаются.

При среднегодовой цене Urals в $35 за баррель в 2016 году федеральный бюджет недополучит, по нашим оценкам, примерно 1,2-1,5 трлн рублей нефтегазовых доходов. При относительной устойчивости ненефтегазовых источников, сборы которых «автоматически» выравниваются за счет инфляции и обменного курса, повышение налогов на нефтянку является для Минфина простым и легким механизмом поправить ситуацию с бюджетным дефицитом. Замена всего лишь одной цифры в формуле расчета НДПИ позволит обеспечить триллион рублей дополнительных доходов. С точки зрения администрирования и сопутствующих рисков также есть очевидные преимущества. За нефтяниками проще проследить — основная часть добычи приходится на несколько крупных компаний. Больше половины добычи приходится на государственные компании, которые не смогут отказать правительству в сложной ситуации.

Однако в результате долгосрочные экономические интересы вновь будут принесены в жертву краткосрочным и простым решениям.

В определенном смысле нефтяники в «худые» годы оказались заложниками собственных лоббистских успехов в «тучные» времена. За последние годы отрасль получила ряд налоговых льгот и льготных режимов. К примеру, в 2014 году на долю добычи, которая получает льготы по НДПИ, пришлось почти 27% производства. Обоснованием для предоставления льгот были пугающие прогнозы о неизбежном сокращении добычи в стране, если налоговая система не будет модифицирована. Однако, то ли благодаря налоговым льготам, то ли вопреки им, добыча нефти стабильно росла. Обвал мировых цен на нефть не поколебал устойчивость производственных показателей — в 2015 году добыча нефти вновь выросла на 1,5%, до 534 млн т. С точки зрения Минфина это означает, что отрасль имеет «излишки», которые необходимо «изъять» для решения более важных для государства задач.

Однако основной причиной сохранения роста добычи в прошлом году является инерция, связанная с продолжительностью инвестиционного цикла в отрасли. Текущую добычу поддерживают проекты, начатые годы назад. Высокие цены прошлых лет позволили компаниям аккумулировать и привлечь заемные средства для реализации масштабных дорогостоящих проектов по освоению месторождений в Восточной Сибири и на шельфе на фоне снижения добычи в Западной Сибири. Так, объем добычи нефти на континентальном шельфе в прошлом году вырос на 16%. Основной прирост произошел за счет увеличения добычи на шельфе Печорского моря (0,8 млн) и шельфе Охотского моря (16,0 млн тонн.). По сути, положительная динамика добычи «складывается» из двух противоположных тенденций — прироста за счет освоения новых месторождений и одновременного снижения на зрелых. Удержание темпов спада на зрелых месторождениях в приемлемых рамках также требовало существенных затрат на дополнительное бурение и применение различных методов повышения нефтеотдачи. К примеру, на «старом» фонде скважин, запущенных до 2008 года включительно, объем добычи нефти снизился на 188 млн тонн — с 471 млн тонн в 2008 году до 283 млн тонн в 2014 году.

Стабильный рост добычи последних не был бесплатным и «обошелся» во вполне понятные и счетные суммы инвестиций. В прошлом году инвестиции крупнейших нефтяных компаний составили 2,3 трлн рублей. За последние пять лет объем капитальных вложений сектора в экономику России составил порядка 8,7 трлн рублей, или свыше 12% всех инвестиций в стране. В прошлом году компании уже пересмотрели свои инвестиционные планы в течение года — из-за ухудшения условий. Поэтому даже оптимистичные оценки, обнародованные на 2016 год, не стоит воспринимать как данность. Изменение налоговых параметров такого порядка неизбежно приведет к пересмотру планов.

Читайте так же:  Усн для ип

«Забрав» слишком много денег из отрасли, правительство рискует попасть в замкнутый круг, когда увеличение налогов будет приводить к сокращению объемов производства, а это, в свою очередь, будет стимулировать усиление налогового пресса для того, чтобы сохранить номинальную величину нефтегазовых доходов. Дополнительный триллион рублей не решит долгосрочных проблем бюджета, связанных с чрезмерной зависимостью от нефтегазовых доходов, низкой эффективностью расходов и их неоптимальной структуры с точки зрения долгосрочного экономического развития.

Более того, даже если считать, что «Отечество в опасности!», то собирать дополнительные налоги только с производства и экспорта нефти и нефтепродуктов — не лучшая идея. В развитых странах один из важнейших источников государственных доходов — высокие акцизы на моторное топливо. В России абсолютный уровень акцизов и цен на топливо сравнительно невысокий и имеет существенный потенциал для роста. Более того, налоги на потребление в наименьшей степени искажают стимулы в экономике и являются наименьшим из зол с точки зрения экономического роста.

Многие крупные сектора промышленности в России фактически являются рентными, хотя подавляющий объем рентных платежей обеспечивает лишь нефтяной комплекс.

По многим видам деятельности в сфере добычи и переработки сырья — производству руд черных и цветных металлов, добыче золота, в химии и нефтехимии — эффективный уровень налогообложения в России ниже, чем в других странах-производителях, и наблюдается исключительно высокий уровень рентабельности. Минфин вполне может подумать о том, чтобы более равномерно распределить «кризисное» налогообложение.

Зачем нужен налоговый маневр в нефтяной отрасли

Зачем нужна нефтяная реформа

Кабмин вносит в Госдуму законопроект о налоговом маневре в нефтяной отрасли
Налог на добычу полезных ископаемых полностью идет в федеральный бюджет РФ.

Дополнительные доходы от НДПИ в результате налогового маневра, по расчетам авторов инициативы, составят 10,8 трлн рублей. Потери бюджета от реформы, в том числе из-за поддержки нефтепереработки, за тот же период оцениваются в 3,4 трлн рублей, что следует из комментариев к законопроекту, размещенному на сайте Госдумы РФ.

«Доля НДПИ в госказне существеннее, чем экспортных пошлин на нефть, которые планируется обнулить», — отмечает Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России.

Что будет с ценами на бензин

При обсуждении законопроекта о налоговом маневре всегда поднимается вопрос о росте стоимости топлива. Поэтому реформу критиковали представители нефтяных компаний и Минэнерго РФ.

«Повышение НДПИ автоматом влечет за собой рост внутренних цен на нефть. А это приведет к росту цены топлива на автомобильных заправках. Почему в этом году уже заметно росли цены на бензин — как раз из-за увеличения стоимости нефти внутри страны. И, вдобавок, из-за роста акцизов», — говорит Геннадий Шмаль. Также есть мнения, что нефтяные компании повышали цены на бензин не только из-за реально происходящего роста цены нефти на локальном рынке, но и в преддверии увеличения налога. Компании, по этой версии, так отыгрывали будущие потери.

При этом Дмитрий Козак, вице-премьер правительства РФ отмечал на одном из совещаний, что «апокалиптические прогнозы о скачке цен до 100 рублей за литр бензина» не сбудутся. У правительства, по его словам, достаточно инструментов, чтобы не допустить резкого и серьезного роста на моторное топливо. Чтобы избежать роста цен на бензин введут обратный акциз на нефть для нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). Его получат заводы, которые не только выпускают, но и поставляют бензин на внутренний рынок. Размер акциза — порядка 3 тыс. рублей на тонну перерабатываемого сырья.

Видео (кликните для воспроизведения).

В результате нефтяной реформы экспортировать нефть и нефтепродукты станет выгоднее. Потери компаний от увеличения налога на добычу полезных ископаемых в правительстве РФ будут компенсировать льготами.

Анастасия Степанова

Правительство решило добить нефтянку налогами

Цены на бензин будут расти в любом случае

Фото pixabay.com

Кабмин устремил к финишу налоговый маневр в нефтяной отрасли. Эксперты уверены, что населению от этого радости никакой не будет, а цены на бензин только вырастут.

Кабмин РФ 21 июня согласовал законопроекты, которые позволят завершить так называемый налоговый маневр в нефтегазовой отрасли, и в ближайшее время внесет их на рассмотрение в Госдуму.

«Налоговый маневр, а вернее, его завершающий этап предусматривает поэтапное снижение экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты с 30 до 0%. Параллельно и также постепенно будет расти ставка налога на добычу полезных ископаемых: нефти и газового конденсата. Эти изменения начнут действовать начиная со следующего года в течение ближайших шести лет, чтобы они не создавали дополнительной нагрузки на цены», – сказал вчера глава правительства Дмитрий Медведев.

Он отметил, что предлагается сохранить действующие льготы по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Ими будут пользоваться при добыче нефти на новых морских месторождениях и сохранят для производства СПГ на месторождениях в Ямало-Ненецком округе. Пониженные ставки останутся и для месторождения с так называемыми сложными условиями: для выработанных месторождений, малых участков недр и для так называемой трудноизвлекаемой нефти.

Налоговый маневр кабинета министров не гарантирует улучшения ситуации в нефтепереработке. Фото Reuters

Медведев добавил, что предлагается использовать механизм отрицательного акциза. «Нефтеперерабатывающие заводы, где налажено производство высококачественного бензина, дизельного топлива не ниже пятого класса, получат вычет по акцизу на нефть.

Такой льготой смогут воспользоваться только те компании, которые поставляют нефтепродукты на внутренний рынок», – подчеркнул премьер-министр. Зампред правительства Дмитрий Козак уточнил, что обратным акцизом на нефть смогут воспользоваться компании, завершившие модернизацию нефтеперегонных заводов (НПЗ) в течение следующих трех лет, и компании, которые подпали под санкции США и ЕС. Обратный акциз получат те, у кого доля автомобильного бензина в производстве на внутренний рынок составляет не менее 10%.

Предусмотрено, что в случае роста цен на нефтепродукты на 20% в течение одного квартала будет вводиться экспортная пошлина на бензин в 90%. Если пакет поправок будет принят, налоговые изменения начнутся в 2019 году и будут продолжаться в течение шести лет. За это время, по оценкам, дополнительные доходы российского бюджета от налогового маневра могут составить 1,3–1,6 трлн руб.

Читайте так же:  Сотрудник не хочет идти в отпуск — что делать

Маневр предполагалось проводить с 2015 года. Он должен был стимулировать модернизацию нефтеперерабатывающих производств и такую регулировку рынка, при которой было бы выгодно производить бензин-керосин, а не гнать на экспорт мазут и солярку. Его продвигал Минфин, а жестко против выступало Минэнерго, защищавшее нефтяников, у которых терялась рентабельность.

Ранее представители нефтяных компаний именно Минфин и его незавершенный налоговый маневр обвиняли в убыточности переработки топлива внутри страны и в росте цен на топливо. А в качестве как минимум краткосрочной меры предлагали гибкий акциз, который зависит от ценовой конъюнктуры.

Минфин России убежден, что реализация налогового маневра в нефтяной отрасли не приведет к росту цен на нефтепродукты. Однако опрошенные «НГ» эксперты опасаются, что это не так.

«Обратные акцизы на переработку или снижение акцизов могут носить временный характер, Минфин на перспективу все равно планирует изымать больше средств из нефтяники. И в условиях более высокой цены на топливо на традиционных российских экспортных рынках все равно цены на внутреннем российском рынке будут иметь тенденцию к росту, – считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович. – Альтернативой могло бы быть либо снижение налогов, либо принудительное организационно-правовое разделение вертикально интегрированных компаний с созданием в России мощной и относительно не зависимой от добытчиков переработки, но этот сценарий выглядит пока маловероятным».

«Стоимость топлива на внутреннем рынке может вырасти вдвое за счет маневра, – сказал «НГ» начальник управления компании «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. – Перераспределение налогового бремени делает выгодным переработку за рубежом и побуждает увеличивать экспорт. А на внутреннем рынке может сложиться дефицит топлива и, как следствие, рост цен. Причем в наиболее тяжелом положении может оказаться авиация и энергетика, поскольку мазут и авиакеросин, антимонопольный контроль за которыми слабее, чем за бензином, будут дорожать быстрее. Предлагаемые льготы по акцизам на 100 млрд руб. необходимы для стабилизации цен на бензин или хотя бы помогут сдержать темпы их роста».

«В текущем варианте маневра, если не брать во внимание частные трудности отдельных компаний или групп потребителей, все еще остается стратегическая проблема: нефтяные компании могут переложить рост налоговой нагрузки на переработку либо в увеличение внутренних цен, либо в сокращение своей маржи. Во втором случае некоторые даже крупные НПЗ станут операционно убыточными, а по этой причине их загрузка будет снижаться, что может привести к дальнейшему дефициту топлива не только в отдельных регионах, но и в стране в целом, – сказала «НГ» доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Тамара Сафонова.

По мнению эксперта, предложение применить трехкомпонентный подход приведет к привилегированному положению ряда НПЗ, сокращению производственных показателей нефтепереработки, сокращению сектора независимых НПЗ, снижению прибыльности производства других видов нефтепродуктов, не менее значимых для обеспечения и внутреннего и внешнего рынка.

«В результате налогового маневра увеличится НДПИ, а значит, и цена нефти для НПЗ. В результате за шесть лет цены на бензин вырастут в 1,5 раза», – сказал «НГ» ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев. По его мнению, из-за этого белорусские НПЗ перестанут получать сверхприбыль от покупки российской нефти без пошлины.

«На эффективность наших НПЗ эта мера не повлияет, если, конечно, будет введен «возвратный акциз» и другие компенсационные меры. В странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) нефтепереработка считается самым низкоприбыльным бизнесом в нефтяной отрасли, прибыль обычно составляет 1–2% в год на вложенный капитал. Если отменят и пошлины на вывоз бензина, то его цена в евро за литр может вырасти в 1,7–2 раза. Если правительство РФ сможет одновременно увеличить уровень зарплат в среднем до 2500 евро в месяц, как планировали в 2012 году, то никто ничего не заметит. Тот же эффект может дать укрепление рубля к евро до уровня 2013 года. Но сомневаюсь, что это возможно», – говорит Танкаев.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Правительство пока не планирует повышение налога в нефтяной отрасли

МОСКВА, 18 мая — РИА Новости. Правительство РФ пока не планирует повышения налоговой нагрузки в нефтяной отрасли, заявил журналистам вице-премьер РФ Аркадий Дворкович.

«Нет, пока не планируется (повышение налоговой нагрузки в нефтяной отрасли РФ — ред.). Конечно, всегда любые варианты обсуждаются, но пока мы не видим возможности дополнительного изъятия», — сказал он в кулуарах конференции Credit Suisse.

Министр финансов Антон Силуанов во вторник заявил, что Минфин РФ пока не готовит новых решений по дополнительным налоговым изъятиям в нефтегазовой отрасли. А глава Минэнерго Александр Новак 12 мая говорил, что министерство выступает за сохранение ранее принятых параметров налогового маневра в российской нефтяной отрасли и считает нецелесообразным их изменение.

Комментируя вопрос о том, за счет чего правительств будет возмещать выпадающие доходы, если не планирует повышения налогов в нефтяном секторе, Дворкович сказал: «Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Мы рассчитываем в том числе на рост капитализации компаний в конечном счете и получения большей доходности у компаний, которые мы планируем к приватизации».

Он уточнил, что если говорить о дивидендах, «по сравнению с планом не такое уже большое уменьшение потенциальных доходов пока что, в разумных пределах». «Мы смотрим, каким образом получить больший эффект от прибыльных активов при той политике, которая сейчас проводится. Потому что если мы не повышаем налоги, а дивидендная политика стабильная, понятная инвесторам, то капитализация постепенно будет расти, значит, можно будет получить больший доход», — пояснил вице-премьер.

В настоящее время профильные департаменты Минфина и Минэнерго продолжают работу над согласованием новой системы налогообложения нефтяной отрасли. Минэнерго ранее предложило в 2016 году на выработанных месторождениях, где высокая себестоимость добычи делает разработку низкорентабельной, заменить НДПИ налогом на финансовый результат. Министерство предлагало протестировать новый налог в течение трех-пяти лет на нескольких пилотных месторождениях, а после этого принять решение о целесообразности распространения налога на всю отрасль.

[3]

Противником введения НФР для пилотных проектов выступил Минфин, который разработал собственный законопроект о введении налога на добавленный доход (НДД). При этом Минфин выступал против «тестирования» налоговых новаций на отдельных месторождениях, настаивая на распространении новой системы на всю нефтяную отрасль сразу.

Читайте так же:  Gdpr – что это

О ценах на нефть читайте здесь>>

Законопроект НДД — Налог на добавленный доход в нефтяной отрасли приведет к росту цен на бензин

Введение налога на добавленный доход в нефтяной отрасли приведет к росту цен на бензин, заявил член комитета Госдумы по бюджету и налогам Евгений Федоров («Единая Россия»).

Законопроект о введении налога на добавленный доход (НДД) в нефтяной отрасли будет рассмотрен в ближайшее время

Вице-премьер Аркадий Дворкович в воскресенье сообщил, что законопроект об НДД могут быть в течение нескольких дней вынести на заседание правительства. Пилотный проект введения НДД, который будет взиматься не с объемов нефти, а с денежного потока, т.е. с нефтяных доходов, по планам властей должен вступить в действие с 2018 года. Новый налог планируется исходно распространить на пилотные проекты разработки месторождений. По задумке Минфина, он должен, по сути, заменить экспортную пошлину.

«Если где-то деньги добавляются в бюджете, налоги, значит, где-то деньги убывают. Значит, предприятия будут платить. Раз предприятия будут платить, им надо будет где-то деньги искать. Где они их найдут? Если улучшат себестоимость производства? Вряд ли. Потому что давно бы уже улучшили, одномоментно это не сделается. Значит, только добавят цену», — сказал Федоров.

Для подсчета поступлений в бюджет от реализации НДД нужно рассмотреть правительственный законопроект, отметил Федоров. «До сих пор еще действует мораторий Путина на повышение налогов. Так что посмотрим со всех сторон», — сказал он. При этом депутат добавил, что введение НДД с намерением увеличить доходы бюджета уменьшит доходы от экспортной пошлины.

Действующий налоговый маневр для нефтяной отрасли предполагает поэтапное снижение ставки экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты в 2015–2017 годах, без налога на нефтяные доходы. Но в 2016 году ставка экспортной пошлины на нефть на 2016 год была заморожена на уровне 42% (вместо снижения до 36%).

На 2017 год маневр оставили без изменений и не стали внедрять НДД на нефтяные доход до 2018 года. Так, в соответствии с маневром, экспортная пошлина на мазут в России с 1 января 2017 года была повышена до 100% от экспортной пошлины на нефть. Были снижены ставка экспортной пошлины на нефть на 30%, ставки пошлин на светлые нефтепродукты (для бензинов и дизтоплива — до 30% от нефтяной к 2017 году, для нафты — до 55%).

Путин решил завершить налоговый маневр в нефтяной отрасли, затянувшийся из-за споров нефтяников и Минфина

Президент Владимир Путин принял решение завершить налоговый маневр в нефтяной отрасли, экспортную пошлину могут обнулить уже к 2024 году, пишет газета «Ведомости». Изданию об этом рассказали два федеральных чиновника, сотрудник нефтяной компании, а также участник совещаний в правительстве.

Налоговый маневр — повышение НДПИ и снижение экспортных пошлин — был начат в 2015 году. Реформа должна была завершиться в 2017 году, когда пошлины опустились бы до 30%, но в 2016 году Минфин предложил обнулить их полностью, соразмерно повысив налог на добычу полезных ископаемых, напоминает газета.

Минфин предлагает завершить маневр за шесть лет, снижая экспортную пошлину ежегодно на 5 процентных пунктов, и к 2024 году довести ее до нуля, соразмерно повышая НДПИ, рассказывают собеседники издания. «Это даст бюджету от 1 трлн до 1,6 трлн рублей в зависимости от цен на нефть, говорит чиновник и участник совещаний в правительстве», — отмечается в статье.

Условия и сроки завершения маневра еще будут обсуждаться в правительстве, уточнил «Ведомостям» чиновник.

Решающим аргументом Минфина стала необходимость финансировать новый майский указ президента. Расходы оцениваются в 25 трлн рублей, из которых 8 трлн еще предстоит найти, также рассказали источники.

Позднее в пятницу первый вице-премьер — министр финансов РФ Антон Силуанов подтвердил на завтраке «Сбербанка» в рамках ПМЭФ, что правительство обсуждает динамику снижения экспортных пошлин и компенсации для нефтеперерабатывающих предприятий, чтобы завершить налоговый маневр в нефтяной отрасли, сообщил «Интерфакс».

«Да, мы планируем завершить нефтегазовый маневр и снижать экспортные пошлины, вопрос обсуждается в динамике, вопрос обсуждается в компенсаторных мерах для нефтепереработки», — сказал он.

В целом, говоря о готовящихся предложениях по налоговым изменениям, министр отметил: «Здесь будут изменения, с одной стороны, снижение сложных налогов в виде прямых налогов, будут изменения и по другим частям».

Правительство повысит налоги в нефтяной отрасли

Правительство РФ рассматривает вопрос об увеличении налоговой нагрузки на нефтяные компании.

Увеличить нагрузку можно за счет изменения формулы налога на добычу полезных ископаемых, вследствие чего доходы от налога вырастут в 2016 году на 609 млрд руб., в 2017 году — на 525 млрд руб., а в 2018-м — на 476 млрд руб.

Второй вариант — отсрочить снижение экспортной пошлины. Сейчас в стране проводится налоговый маневр, согласно которому НДПИ растет, а пошлина снижается. При этом власти рассматривают вариант с заморозкой пошлины на год, сообщает «Газета.Ру».

Защитите себя от налоговых проверок. Онлайн-курс от бывшего сотрудника ОБЭП, а ныне известного налогового консультанта сейчас со скидкой 50 %. Сейчас всего за 2750 руб.

Вы научитесь противостоять давлению налоговиков, грамотно вести себя на допросах и выемке, защищать себя от уголовки и субсидиарки.

Видео (кликните для воспроизведения).

Куча практических советов и минимум теории. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат. Успейте купить (у нас еще пять курсов со скидкой).

Источники


  1. Казанцев, С.Я. Информационные технологии в юриспруденции / С.Я. Казанцев. — М.: Академия (Academia), 2012. — 369 c.

  2. Евецкий, А.А. О юридических лицах / А.А. Евецкий. — М.: ООО PDF паблик, 2009. — 879 c.

  3. Рассказов, Л. П. Теория государства и права / Л.П. Рассказов. — М.: Инфра-М, РИОР, 2014. — 480 c.
В нефтяной отрасли увеличат налоги
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here